Роман Собянина с Москвой — брак без любви. Между Османом и Геростратом: колонка москвича про мэра-немосквича




У мэра любого крупного города есть два варианта остаться в истории. Либо бароном Османом, создавшим современный Париж, либо Геростратом. Наверное, Сергей Собянин (если ему рассказали, кто такой Осман) вдохновляется именно примером парижского градоначальника. Несмотря на массовое сопротивление домо- и землевладельцев, академиков французской академии типа Виктора Гюго и просто парижан, тот создал город, в котором есть дух и правила. Пять этажей для господ, шестой для прислуги. Улицы должны быть прямыми, чтобы артиллерия могла стрелять по баррикадам. Расклеивать объявления на стенах домов запрещено. Все эти правила, как и возникшие ранее в столице Франции уличное освещение, общественный транспорт и общественные пространства (площади вместо папертей), пришли во все города мира.

Именно убеждение в собственной правоте (будем думать, что оно, а не корыстные интересы) позволяют Сергею Собянину пренебрегать общественными воплями, сносить памятники архитектуры, набивать горожан в вагоны метро, закрывать парковки и магазины. Москвичи не любят Собянина сегодня. Ничего, зато его похвалят продажные медиа. Возможно, история всё расставит по своим местам?

Москва впечатляет, если смотреть на неё из окна автомобиля с мигалкой, а не месить осеннюю грязь, перепрыгивая через лужи.

Собственно говоря, это лицемерие и есть основная причина нелюбви. Ведь плитка, призванная улучшить ремонтопригодность улиц и тротуаров, укладывается не только регулярно, но и криво-косо. Результатом строек стала забитая мусором ливневая канализация, которая превращает каждый сильный дождь в тропический ливень и грозит потопом. Велодорожки проложены там, где их можно было проложить, а не так, чтобы по ним можно было куда-то доехать. Общественные пространства радуют непритязательных гостей столицы и молодёжь, которой нравится пить недорогое пиво на свежем воздухе.

При этом с улиц исчезли патрульные полицейские, а в общественных пространствах не хватает общественных же туалетов, из-за чего парки и бульвары загажены не только собаками. Москвичей заставили оставить дома собственные машины, чтобы автопарк вырос за счёт такси и каршеринга, которые всё так же стоят в пробках. Только в своей машине пробка обходилась дешевле.

Москва впечатляет, если смотреть на неё из окна автомобиля с мигалкой, а не месить осеннюю грязь, перепрыгивая через лужи. Москва поражает магазинами и ресторанами, если приехать в неё туристами. Москва хорошеет с каждым днём, если сравнивать её с Богом и федеральным центром забытыми русскими городками.

Собянин стал мэром новых москвичей. Он делает столицу такой, какой она должна была быть, как ему казалось из Сибири.

Но москвичи зажрались. В доковидные времена они немало попутешествовали и сравнивают Москву не с Урюпинском, а с Римом или Мадридом, Берлином или Барселоной. И москвичи не могут понять, почему в Европе маленькие частные магазинчики могут успешно конкурировать с сетями, а в Москве нет? Почему «там» плитку укладывают навсегда, а в Москве на сезон? Этих «почему» сотни, и они возникают каждый день, когда просто выходишь на улицу.

Собянин стал мэром новых москвичей. Он делает столицу такой, какой она должна была быть, как ему казалось из Сибири. Поэтому его реформаторство нравится тем, кто в столице карабкается по карьерной лестнице, стремится выбиться «в люди» и вознаграждает себя за это развлечениями мегаполиса. На самом деле горожане превращаются в «налоговый» фарш. Если вы не получили в наследство хотя бы одну квартиру, которую можете сдавать, то, став пенсионером, вы будете вынуждены покинуть город, который даёт заработать молодым и сильным и толкает в нищету больных и пожилых. Роман Собянина с городом — это брак без любви. И скорее всего, таковым и останется.

Единственное, что невозможно отрицать и что можно оценить только позитивно — это развитие метро, МЦК и МЦД. Но и это достижение, которое будет ассоциироваться с Собяниным подобно плану ГОЭЛРО: разработано при царе, реализовано при большевиках, пожавших лавры. Так что, вероятнее всего, нынешний мэр столицы войдёт в историю, как Герострат, который калёным железом выжигал московский дух и снобизм. Что, впрочем, всегда хотелось сделать всем немосквичам.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале

Дмитрий Борисов